monisto: (хоррор)
Бывают сны, которые помнишь и помнишь. Им бы раствориться в подсознании, как кристалику сахара в чашке горячего чая, но ты не позволяешь. Всё перебираешь, прокручиваешь в памяти их смутные разрозненные подробности. Тебе зачем-то хочется найти в этом сне логику,  соединить края смысловых и информационных провалов, разгадать зашифрованные символы.

При этом ты понимаешь, что логика сновидения непостижима бодрствующим умом и невосстановима в пространстве яви. Пробелы и провалы  - это не выпавшие из памяти фрагменты увиденной во сне истории, а дыры в ткани сновидения, пропущенное и недосказанное нами самим себе. А уж разгадывание символов - это занятие совсем неблагодарное, чтоб не сказать глупое.

Возможно, всё дело в том, что эти сны оставляют после себя странное щемящее чувство... Послечувствие, послевкусие, оттенок цвета, света, запаха. Отколосок странного звука... Такой сон хочется обязательно рассказать. Это очень трудно, потому что всё нелогично и глупо, и провалы, и – самое стыдное – заимствования! Заимствования, влияния, аллюзии, в общем, полное отсутствие собственных идей. Но ты всё равно пытаешься рассказать, а возможно, даже и записать, прибегая к частым многоточиям. Потому что... ну, послечувствие же! И отголосок. И щемит. И чувствуешь, что не все сны - это просто сны. И боишься, что, да, не просто. И думаешь, что символы можно (и нужно) разгадать, ну и вообще.



Read more... )
monisto: (Tracht)
Свекровь сегодня позвонила, вся в тревоге. Как вы там, спрашивает. Да ничего, говорю удивлённо. Всё вроде нормально, говорю. А она так встревоженно: у нас передают, что у вас там... погромы... И голос так на "погромах" понижает, как будто слово какое-то неприличное, погромы. В общем, так и не выпытала из нее, какие у нас погромы, где, кто и кого громит. Дорогие россияне, признавайтесь, про какие там погромы в Германии вам телевизор рассказывает? :-)

Может, про Blockupy-демонстрацию против Центрального Европейского Банка во Франкфурте? Так у нас ей СМИ особого внимания не уделяют. Зато сейчас погуглила в кириллическом сегменте - заголовки потрясающие: "Немцы протестуют против...", "Немецкий майдан" и т.п. Прям размечтались, глазки затуманились. Только ждёт их разочарование, как обычно: завтра-послезавтра, максимум через неделю вся эта фигня будет забыта. Потому что это не "немцы" там протестуют, а кучка левых, не репрезентирующих никого, кроме самих себя. А "зажигает", как обычно, кучка экстремистов. Этим только дай повод попротестовать, читай похулиганить. Им хоть первое мая, хоть G7, хоть Европейский банк, всё едино. Лишь бы была возможность подраться, что-нибудь поджечь и перевернуть. И плевать, что своими действиями они вредят в первую очередь собственной Blockupy-ской антикапиталистической идее.

И вообще, это было бы даже смешно, если б не было так... противно. Хоть вообще в этот кириллический сегмент не заходи.

Блин, пропаганда, такая пропаганда.

propaganda00

Сню

Sep. 24th, 2013 11:44 pm
monisto: (Утро)
В последнее время я просыпаюсь по утрам с таким ощущением, будто всю ночь мне пришлось тяжело работать. То я утомительно от кого-то или за кем-то бегаю. То изо всех сил спорю с кем-нибудь из близких, а то и, бывает, дерусь не на жизнь, а на смерь. Или вдруг со мной случаются всякие неприятности, которые я переживаю на редкость бурно: рыдаю, ору, всё ломаю и крушу. Самое безобидное - это программирование на скорость. Фигарю по клавишам, и всё время понимаю, что отчаянно туплю и не успеваю, не успеваю, не успеваю...  Просыпаюсь с настоящим облегчением, правда, очень усталой.

Но особенно запомнился один сон. Прямо в душу, можно сказать, запал. Снилось мне, что мои ляжки вдруг покрылись ужасными грубыми шрамами. Такими, знаете, прямо с руку толщиной. Причем, эти шрамы появились на двух ногах, а на третьей -- нет.
monisto: (ситуёвина)
Забыла рассказать.  
Сегодня, то есть уже вчера, в кои-то веки собиралась вовремя прийти на работу, как раздается звонок в дверь. Открываю. За дверью женщина. Пожилая, но не старая. Высокая, сухая. Вполне обычная, только вид у нее какой-то неопрятный. Видимо из-за сальных волос, светлых с отросшими темными корнями. И смотрит как-то ошалело. Смотрит и молчит. Спрашиваю вежливо:
- Вы чего-то хотели?
Она смотрит бессмысленно и спрашивает:
- Мммм?
- Вы звонили мне в дверь, - терпеливо напоминаю я.
Она кивает:
- Да.
- Так чем я могу вам помочь? - я просто сама вежливость и терпение.
- Я здесь живу! - удивленно вскрикивает вдруг тетенька и заглядывает через мое плечо в квартиру.
- Нет, ошибаетесь, это я здесь живу! - отвечаю я, чувствуя, как проваливаюсь в кроличью нору.  
А тетенька спрашивает растерянно:
- И как давно вы тут живете?
- Восемь лет, - отвечаю, как в идиотском сне.
Она, потерянно:
- А я двадцать...
И делает такое движение, словно хочет отодвинуть меня и войти. Я преграждаю ей путь:
- Погодите, какой у вас этаж?
- Девятый, - с некоторым торжеством говорит она.
- А дом?
- Этот!
- Этот, это какой? Номер у дома какой?
- Шестьдесят, - говорит она.
- Ну вот, - я с облегчением вылезаю из кроличьей норы и возвращю себе былую вежливость, - а это у нас пятьдесят шестой.

Она не верит, она поражена, ей стыдно, ей странно, она извиняется, прощается, вызывает лифт. Я успокаивающим тоном говорю про то, что такое с каждым может случиться, подумаешь, перепутать дом, какая ерунда. Я закрываю дверь и думаю... ну ни фига ж себе думаю о том, почему именно со мной всегда приключаются такие чудеса.  

Через десять минут, опоздав на автобус спускаюсь вниз и вижу в фойе уже знакомую неопрятную тетеньку. Стоит. Смотрит по сторонам.  - А что же вы не идете домой? - спрашиваю я ее, - это ведь по-прежнему дом 56.  

Честно признаюсь, меня в тот момент волновало не столько обретение потеряшкой родного дома, сколько опасение, что она не поверила в "дом 56" и после моего ухода снова поднимется на на 9-й этаж, чтобы еще раз попытаться попасть в "свою" квартиру.  

Но у тетеньки такой потерянный вид, что мне становится даже немного стыдно за свои подозрения.  
- Вы понимаете, - говорит она, - я теперь не знаю, как мне пройти к дому 60.  
Тут уже я как-то растерялась. Как объяснять-то ей, чтоб совсем ее не заблудить?  Но мне на помощь пришел сосед, который быстренько объяснил, что надо просто пройти через фойе. А я и не знала, что у нас дома все соединены.  

И она пошла, громко жалуясь на то, что какой ужас, как же так, потерять свой дом...  
А мы с пожилым соседом говорили ей вслед всякие успокоительные слова, что, мол, бывает со всяким, не расстраивайтесь так...
А потом переглянулись и, я абсолютно уверена, хором подумали: "не дай бог".  

И забавное сюрное приключение ударилось оземь и превратилось в очень печальную историю. Страшную. И без всякого намека на хэппи энд.  Вот я теперь думаю: может, нельзя было эту потеряшку отпускать в одиночестве гулять по дому, а надо было вызвать ей "скорую"? Или плюнуть на опоздание и проводить ее до квартиры... 



This entry was originally posted at http://monisto.dreamwidth.org/200311.html. Please comment there using OpenID.
monisto: (ситуёвина)
Забыла рассказать.  
Сегодня, то есть уже вчера, в кои-то веки собиралась вовремя прийти на работу, как раздается звонок в дверь. Открываю. За дверью женщина. Пожилая, но не старая. Высокая, сухая. Вполне обычная, только вид у нее какой-то неопрятный. Видимо из-за сальных волос, светлых с отросшими темными корнями. И смотрит как-то ошалело. Смотрит и молчит. Спрашиваю вежливо:
- Вы чего-то хотели?
Она смотрит бессмысленно и спрашивает:
- Мммм?
- Вы звонили мне в дверь, - терпеливо напоминаю я.
Она кивает:
- Да.
- Так чем я могу вам помочь? - я просто сама вежливость и терпение.
- Я здесь живу! - удивленно вскрикивает вдруг тетенька и заглядывает через мое плечо в квартиру.
- Нет, ошибаетесь, это я здесь живу! - отвечаю я, чувствуя, как проваливаюсь в кроличью нору.  
А тетенька спрашивает растерянно:
- И как давно вы тут живете?
- Восемь лет, - отвечаю, как в идиотском сне.
Она, потерянно:
- А я двадцать...
И делает такое движение, словно хочет отодвинуть меня и войти. Я преграждаю ей путь:
- Погодите, какой у вас этаж?
- Девятый, - с некоторым торжеством говорит она.
- А дом?
- Этот!
- Этот, это какой? Номер у дома какой?
- Шестьдесят, - говорит она.
- Ну вот, - я с облегчением вылезаю из кроличьей норы и возвращю себе былую вежливость, - а это у нас пятьдесят шестой.

Она не верит, она поражена, ей стыдно, ей странно, она извиняется, прощается, вызывает лифт. Я успокаивающим тоном говорю про то, что такое с каждым может случиться, подумаешь, перепутать дом, какая ерунда. Я закрываю дверь и думаю... ну ни фига ж себе думаю о том, почему именно со мной всегда приключаются такие чудеса.  

Через десять минут, опоздав на автобус спускаюсь вниз и вижу в фойе уже знакомую неопрятную тетеньку. Стоит. Смотрит по сторонам.  - А что же вы не идете домой? - спрашиваю я ее, - это ведь по-прежнему дом 56.  

Честно признаюсь, меня в тот момент волновало не столько обретение потеряшкой родного дома, сколько опасение, что она не поверила в "дом 56" и после моего ухода снова поднимется на на 9-й этаж, чтобы еще раз попытаться попасть в "свою" квартиру.  

Но у тетеньки такой потерянный вид, что мне становится даже немного стыдно за свои подозрения.  
- Вы понимаете, - говорит она, - я теперь не знаю, как мне пройти к дому 60.  
Тут уже я как-то растерялась. Как объяснять-то ей, чтоб совсем ее не заблудить?  Но мне на помощь пришел сосед, который быстренько объяснил, что надо просто пройти через фойе. А я и не знала, что у нас дома все соединены.  

И она пошла, громко жалуясь на то, что какой ужас, как же так, потерять свой дом...  
А мы с пожилым соседом говорили ей вслед всякие успокоительные слова, что, мол, бывает со всяким, не расстраивайтесь так...
А потом переглянулись и, я абсолютно уверена, хором подумали: "не дай бог".  

И забавное сюрное приключение ударилось оземь и превратилось в очень печальную историю. Страшную. И без всякого намека на хэппи энд.  Вот я теперь думаю: может, нельзя было эту потеряшку отпускать в одиночестве гулять по дому, а надо было вызвать ей "скорую"? Или плюнуть на опоздание и проводить ее до квартиры... 



monisto: (Ужос...)
Ну, возраст у меня уже, сами понимаете, самое время про болячки поговорить ;)

Эзотерики говорят, что любая наша болезнь – это реакция Мироздания на наши неправильные мысли и/или поступки. Например, был желчным – получи холецистит, орал (или думал) злые слова – нА тебе фарингит, офигел от бесконечной бессмысленной беготни по кругу – пожалте перелом ноги или хотя бы простуду для начала. Вещественный результат саморазрушения и повод задуматься. И шанс – задумавшись и пострадав – изменить направление своего движения по жизни. Собственно, врачи древности тоже считали, что за каждую эмоцию отвечает определенный орган или группа органов. Еще было у них про равновесие жидкостей в организме… И восточной медицине это мнение не чуждо. Только там вместо жидкостей – энергии. Да что там говорить, мой вполне западный и современный пульмонолог, первым делом спрашивает меня, когда я приползаю к нему с обострением: «Как дела дома? Всё в порядке? Все здоровы? А на работе что? Стресс или пыль?» :)

Дальше про связь... )
monisto: (Ужос...)
Ну, возраст у меня уже, сами понимаете, самое время про болячки поговорить ;)

Эзотерики говорят, что любая наша болезнь – это реакция Мироздания на наши неправильные мысли и/или поступки. Например, был желчным – получи холецистит, орал (или думал) злые слова – нА тебе фарингит, офигел от бесконечной бессмысленной беготни по кругу – пожалте перелом ноги или хотя бы простуду для начала. Вещественный результат саморазрушения и повод задуматься. И шанс – задумавшись и пострадав – изменить направление своего движения по жизни. Собственно, врачи древности тоже считали, что за каждую эмоцию отвечает определенный орган или группа органов. Еще было у них про равновесие жидкостей в организме… И восточной медицине это мнение не чуждо. Только там вместо жидкостей – энергии. Да что там говорить, мой вполне западный и современный пульмонолог, первым делом спрашивает меня, когда я приползаю к нему с обострением: «Как дела дома? Всё в порядке? Все здоровы? А на работе что? Стресс или пыль?» :)

Дальше про связь... )
monisto: (с яблоком)
Ромка, после визита к психологу:
 - Нет, ничего так было, мне понравилось. Ты видела, сколько там фигурок всяких? Это не просто так для красоты, это чтобы всякие сценки разыгрывать. И я тоже разыграл. Там у меня был танк и он так - бдыщ, бдыщ! - машинки расстрелял, а люди все разбежались и спрятались в лесу. Психолог меня спросила, почему я так сделал, а я ответил, что это помогает мне лучше осмыслить ситуацию в Ираке.
И смотрит хитро.
Я:
 - А на самом деле почему ты так сделал?
Он, терпеливо-усталым тоном учителя, повторяющего в сотый раз, что дважды два четыре:
- Мама, ну я же ма-а-альчик!

Видели бы вы этого мальчика: говорит басом, выше меня на полголовы, размер ноги 43, и усы пробиваются...
monisto: (с яблоком)
Ромка, после визита к психологу:
 - Нет, ничего так было, мне понравилось. Ты видела, сколько там фигурок всяких? Это не просто так для красоты, это чтобы всякие сценки разыгрывать. И я тоже разыграл. Там у меня был танк и он так - бдыщ, бдыщ! - машинки расстрелял, а люди все разбежались и спрятались в лесу. Психолог меня спросила, почему я так сделал, а я ответил, что это помогает мне лучше осмыслить ситуацию в Ираке.
И смотрит хитро.
Я:
 - А на самом деле почему ты так сделал?
Он, терпеливо-усталым тоном учителя, повторяющего в сотый раз, что дважды два четыре:
- Мама, ну я же ма-а-альчик!

Видели бы вы этого мальчика: говорит басом, выше меня на полголовы, размер ноги 43, и усы пробиваются...
monisto: (Утро)
...что я вместе с несколькими друзьями бегаю по каменному серому городу под стальным небом. Город мрачный, но не страшный. Знакомый. Даже родной. И высокие дома с острыми крышами, и резные мосты, и низкие сырые подземелья-лабиринты с чадящими факелами на стенах из ноздреватого камня. Мы ищем старинные книги, таинственные манускрипты, полусгнившие пергаменты; мы освобождаем из какой-то подземной тюрьмы седого старца-мудреца. А за нами гонятся по пятам какие-то... не то полицейские, не то бандиты...

И все это потому, что мы хотим разгадать происхождение и предназначение двенадцати загадочных артефактов. Артефактами мы называем резные замысловатые скульптуры в человеческий рост, непонятно что изображающие, но необъяснимо притягивающие взгляд. В самом начале моего сна они неизвестно откуда появились перед городской стеной, и с тех пор мои друзья и я пытаемся разгадать, что это такое, зачем и почему. Но все наши попытки получить хоть крошечку знания, терпят неудачу: в книгах оказываются вырванными нужные страницы, манускрипты истлели на самых важных местах, а пергаменты либо погрызены мышами, либо изуродованы огнем и водой, либо их абсолютно невозможно расшифровать... 
И спасенный мудрец говорит безумными загадками...

Но одним светлым летним вечером все двенадцать артефактов один за другим вдруг поднимаются в воздух. И летят, словно выпущенные из гигантской пращи, по параболе куда-то за горизонт. А вместе с ними взлетаю в воздух и я! И понимаю, что я - это тринадцатый артефакт. И непонятно, плохо это или хорошо. Но зато я могу летать! И могу управлять своим полетом. Я разворачиваюсь в воздухе, кричу и машу своим друзьям. Делаю пируэты, опускаюсь совсем низко, скольжу над самой травой... И вечер превращается в солнечный день, а город - в летний лес и луг с высокой шелковистой травой...

А потом мне приснилась какая-то жуткая чушь про то, что у моего мужа две жены и обе они - я. И вот эта фигня вытеснила почти все воспоминания о предыдущем сне. Мне так жалко, словами не передать! Пропало столько всего интересного - разговоров, фактов всяких, подробностей!  Oсталась одна канва, и я даже понятия теперь не имею, что же мне все-таки приснилось - НФ или фэнтези! :)
monisto: (Утро)
...что я вместе с несколькими друзьями бегаю по каменному серому городу под стальным небом. Город мрачный, но не страшный. Знакомый. Даже родной. И высокие дома с острыми крышами, и резные мосты, и низкие сырые подземелья-лабиринты с чадящими факелами на стенах из ноздреватого камня. Мы ищем старинные книги, таинственные манускрипты, полусгнившие пергаменты; мы освобождаем из какой-то подземной тюрьмы седого старца-мудреца. А за нами гонятся по пятам какие-то... не то полицейские, не то бандиты...

И все это потому, что мы хотим разгадать происхождение и предназначение двенадцати загадочных артефактов. Артефактами мы называем резные замысловатые скульптуры в человеческий рост, непонятно что изображающие, но необъяснимо притягивающие взгляд. В самом начале моего сна они неизвестно откуда появились перед городской стеной, и с тех пор мои друзья и я пытаемся разгадать, что это такое, зачем и почему. Но все наши попытки получить хоть крошечку знания, терпят неудачу: в книгах оказываются вырванными нужные страницы, манускрипты истлели на самых важных местах, а пергаменты либо погрызены мышами, либо изуродованы огнем и водой, либо их абсолютно невозможно расшифровать... 
И спасенный мудрец говорит безумными загадками...

Но одним светлым летним вечером все двенадцать артефактов один за другим вдруг поднимаются в воздух. И летят, словно выпущенные из гигантской пращи, по параболе куда-то за горизонт. А вместе с ними взлетаю в воздух и я! И понимаю, что я - это тринадцатый артефакт. И непонятно, плохо это или хорошо. Но зато я могу летать! И могу управлять своим полетом. Я разворачиваюсь в воздухе, кричу и машу своим друзьям. Делаю пируэты, опускаюсь совсем низко, скольжу над самой травой... И вечер превращается в солнечный день, а город - в летний лес и луг с высокой шелковистой травой...

А потом мне приснилась какая-то жуткая чушь про то, что у моего мужа две жены и обе они - я. И вот эта фигня вытеснила почти все воспоминания о предыдущем сне. Мне так жалко, словами не передать! Пропало столько всего интересного - разговоров, фактов всяких, подробностей!  Oсталась одна канва, и я даже понятия теперь не имею, что же мне все-таки приснилось - НФ или фэнтези! :)
monisto: (О!)

Одна из замечательных сторон жизни в Германии для меня - это возможность пообщаться с людьми разных культур и национальностей. Но всё, конечно, постепенно притупляется и становится обыденным. Это сначала я была в восторге от того, что нас приглашают на настоящие п(а)лов и манты, с энтузиазмом училась варить аутентичный молдавский суп под названием зама и с благоговением наблюдала за соседкой из Азербайджана, готовящей на общей кухне долму - заворачивающей тыщщу крошечных "голубцов" в маринованные виноградные листья*.

А уже чуть позже уже стало вполне нормальным зайти в лавочку за фруктами и заодно поболтать по-русски с вьетнамцем. О жизни и о погоде. Или умирать от хохота на перемене на пару с француженкой. Или обсуждать с англичанкой проблемы воспитания мальчиков. Или беседовать с американкой о Холокосте, а с американцем спорить о двух видах футбола. А уж работать с голландцами, греками, итальянцами, венграми, румынами, поляками, болгарами, турками, идийцами - это и вовсе в порядке вещей. Я не говорю о немцах. Они (вместе со швейцарцами и австрийцами) теперь и вовсе для нас родные стали.

Но иногда - редко - всё же удается повстречать кого-нибудь загадочного и экзотического.

И тогда... )
monisto: (О!)

Одна из замечательных сторон жизни в Германии для меня - это возможность пообщаться с людьми разных культур и национальностей. Но всё, конечно, постепенно притупляется и становится обыденным. Это сначала я была в восторге от того, что нас приглашают на настоящие п(а)лов и манты, с энтузиазмом училась варить аутентичный молдавский суп под названием зама и с благоговением наблюдала за соседкой из Азербайджана, готовящей на общей кухне долму - заворачивающей тыщщу крошечных "голубцов" в маринованные виноградные листья*.

А уже чуть позже уже стало вполне нормальным зайти в лавочку за фруктами и заодно поболтать по-русски с вьетнамцем. О жизни и о погоде. Или умирать от хохота на перемене на пару с француженкой. Или обсуждать с англичанкой проблемы воспитания мальчиков. Или беседовать с американкой о Холокосте, а с американцем спорить о двух видах футбола. А уж работать с голландцами, греками, итальянцами, венграми, румынами, поляками, болгарами, турками, идийцами - это и вовсе в порядке вещей. Я не говорю о немцах. Они (вместе со швейцарцами и австрийцами) теперь и вовсе для нас родные стали.

Но иногда - редко - всё же удается повстречать кого-нибудь загадочного и экзотического.

И тогда... )
monisto: (что это а?!)

По странному капризу ассоциативного мышления замечательный пост замечательной [livejournal.com profile] kantora навеял мне вот эту историю...

***

Однажды подсел к нам с Ромкой в автобусе улыбчивый дядька. Заговорил по-русски. Говорил он с лёгким акцентом, а лицо у него было смуглое, широкое, доброе... Я подумала, что он родом откуда-нибудь с российского севера, или, может, из, может, из Таджикистана. А он как мысли мои прочитал.
- Как вы думаете, - спрашивает, - откуда я в Германию приехал?
И хитро-прехитро так улыбается. Ну, я подвох почуяла и не стала про Таджикистан предположения строить. Плечами так пожала, мол, даже не догадываюсь. А он и говорит:
- Из Монголии. Из Улан-Батора.
Я аж ахнула:
- А откуда такой русский у вас прекрасный?!
Хитрая-хитрая, довольная-довольная улыбка:
- В школе учил.
Понаблюдал за тем, как вытаращиваются мои глаза и добавил со смешком:
- И в Москве еще учился.

Ну  и поболтали с ним, пока ехали. Я рассказала, откуда мы в Германию приехали, где я работаю, чем занимается мой муж... Как обычно.

А потом нам с Ромкой надо было выходить, и мы распрощались. Имя монгольского товарища я тут же секунду забыла. Ясно же было, что всё равно никогда больше не встретимся.

Но я ошиблась. Мир тесен, а Штутгарт и подавно.

Где-то через неделю дядька снова подошел ко мне на остановке автобуса. По имени обратился.
- Привет, - говорит со своим легким акцентом, - как дела?
Ну, сели в автобус, разговариваем... Только он почему-то стал мне те же самые вопросы задавать, что и в прошлый раз: где я работаю, откуда приехала, чем занимается мой муж... Я отвечала сначала с удивлением, потом с легким раздражением... А потом смотрю: ба-а, да ведь дяденька-то очень немолодой уже. Вон, какие у него морщины под глазами. Его же cклероз, наверное, одолел.  А в первый раз мне показалось, что он всего на пару лет меня старше. Хотя я и так-то возраст плохо определяю, а уж у монгола...

А еще через пару недель снова встретила я того батыра. И – странное дело – снова подумала, что он наверняка всего на пару лет меня старше. Ну, может, просто, темно было...

Короче говоря, еще несколько раз я его встречала. Все время в транспорте. И каждый раз удивлялась, почему мне все время кажется, что он разного возраста.

И так я удивлялась, и удивлялась...

Пока не увидела их вместе. Молодого и старого. Уж не знаю, братья они были или отец с сыном – в их возрасте ведь сложно разобраться. Но стыдно мне бы-ы-ыло! Как же я могла принять двух человек за одного?! Нет, они, конечно, похожи, но просто как родственники, а не как близнецы же! Это, когда они рядом шли, было сразу видно.

И с тех пор мы ни разу больше не ездили в автобусе. Ни с молодым, ни со старым.

Одно только в этой истории мне до сих пор непонятно. Откуда второму (когда он впервые подошел ко мне на остановке) было известно, что первый знакомился именно со мной? И что я это я? И моё имя?!



monisto: (что это а?!)

По странному капризу ассоциативного мышления замечательный пост замечательной [livejournal.com profile] kantora навеял мне вот эту историю...

***

Однажды подсел к нам с Ромкой в автобусе улыбчивый дядька. Заговорил по-русски. Говорил он с лёгким акцентом, а лицо у него было смуглое, широкое, доброе... Я подумала, что он родом откуда-нибудь с российского севера, или, может, из, может, из Таджикистана. А он как мысли мои прочитал.
- Как вы думаете, - спрашивает, - откуда я в Германию приехал?
И хитро-прехитро так улыбается. Ну, я подвох почуяла и не стала про Таджикистан предположения строить. Плечами так пожала, мол, даже не догадываюсь. А он и говорит:
- Из Монголии. Из Улан-Батора.
Я аж ахнула:
- А откуда такой русский у вас прекрасный?!
Хитрая-хитрая, довольная-довольная улыбка:
- В школе учил.
Понаблюдал за тем, как вытаращиваются мои глаза и добавил со смешком:
- И в Москве еще учился.

Ну  и поболтали с ним, пока ехали. Я рассказала, откуда мы в Германию приехали, где я работаю, чем занимается мой муж... Как обычно.

А потом нам с Ромкой надо было выходить, и мы распрощались. Имя монгольского товарища я тут же секунду забыла. Ясно же было, что всё равно никогда больше не встретимся.

Но я ошиблась. Мир тесен, а Штутгарт и подавно.

Где-то через неделю дядька снова подошел ко мне на остановке автобуса. По имени обратился.
- Привет, - говорит со своим легким акцентом, - как дела?
Ну, сели в автобус, разговариваем... Только он почему-то стал мне те же самые вопросы задавать, что и в прошлый раз: где я работаю, откуда приехала, чем занимается мой муж... Я отвечала сначала с удивлением, потом с легким раздражением... А потом смотрю: ба-а, да ведь дяденька-то очень немолодой уже. Вон, какие у него морщины под глазами. Его же cклероз, наверное, одолел.  А в первый раз мне показалось, что он всего на пару лет меня старше. Хотя я и так-то возраст плохо определяю, а уж у монгола...

А еще через пару недель снова встретила я того батыра. И – странное дело – снова подумала, что он наверняка всего на пару лет меня старше. Ну, может, просто, темно было...

Короче говоря, еще несколько раз я его встречала. Все время в транспорте. И каждый раз удивлялась, почему мне все время кажется, что он разного возраста.

И так я удивлялась, и удивлялась...

Пока не увидела их вместе. Молодого и старого. Уж не знаю, братья они были или отец с сыном – в их возрасте ведь сложно разобраться. Но стыдно мне бы-ы-ыло! Как же я могла принять двух человек за одного?! Нет, они, конечно, похожи, но просто как родственники, а не как близнецы же! Это, когда они рядом шли, было сразу видно.

И с тех пор мы ни разу больше не ездили в автобусе. Ни с молодым, ни со старым.

Одно только в этой истории мне до сих пор непонятно. Откуда второму (когда он впервые подошел ко мне на остановке) было известно, что первый знакомился именно со мной? И что я это я? И моё имя?!



monisto: (Улыбка)
Улетел женский свитер.
На север.

Треугольный вырез, поперечные полоски.
Цвет - коричнево-бежевый.

Телефон <...>
monisto: (Улыбка)
Улетел женский свитер.
На север.

Треугольный вырез, поперечные полоски.
Цвет - коричнево-бежевый.

Телефон <...>
monisto: (гррр :()

В порядке бреда

Сегодня утром я вышла из дома настольо рано, что Реальность, Окружающая Мой Замок Дом, не успела подстроится под сие замечательное событие. Под мой-выход-из-дома, ага. Но если пешеходный мост, рябины и ядовито-зеленая надпись на стеклянной витрине магазинчика «Скидки на коврики для ванной – 75%» в последний момент успели проявиться из тумана, то с автобусами была просто беда. Они шли как попало, и не по расписанию, и вообще поперек и наизнанку. Ускользали и не давались в руки. Я все-таки вскочила в какой-то шальной, похожий на Летучий Голландец.

- Ну ты чего это, а? – спросила я у Окружающей Реальности.
- Предупреждать надо, - проворчала Реальность заспанным автобусным голосом.
- Здрассьте, - обиделась я, - а кто вчера целый вечер мужа упрашивал разбудить пораньше? Дядя Пушкин?
- Да ты через день раньше выйти собираешься, но все равно выходишь в одно и то же время: не в то. Бежишь потом, а я тебе автобусы подгоняю, - занудничала Окружающая Реальность.
- А сегодня, видишь, пришлось выходить вовремя, - зевнула я, - стресс у меня на работе. 

**** 

Стресс. Даже до ЖЖ не добраться....

monisto: (гррр :()

В порядке бреда

Сегодня утром я вышла из дома настольо рано, что Реальность, Окружающая Мой Замок Дом, не успела подстроится под сие замечательное событие. Под мой-выход-из-дома, ага. Но если пешеходный мост, рябины и ядовито-зеленая надпись на стеклянной витрине магазинчика «Скидки на коврики для ванной – 75%» в последний момент успели проявиться из тумана, то с автобусами была просто беда. Они шли как попало, и не по расписанию, и вообще поперек и наизнанку. Ускользали и не давались в руки. Я все-таки вскочила в какой-то шальной, похожий на Летучий Голландец.

- Ну ты чего это, а? – спросила я у Окружающей Реальности.
- Предупреждать надо, - проворчала Реальность заспанным автобусным голосом.
- Здрассьте, - обиделась я, - а кто вчера целый вечер мужа упрашивал разбудить пораньше? Дядя Пушкин?
- Да ты через день раньше выйти собираешься, но все равно выходишь в одно и то же время: не в то. Бежишь потом, а я тебе автобусы подгоняю, - занудничала Окружающая Реальность.
- А сегодня, видишь, пришлось выходить вовремя, - зевнула я, - стресс у меня на работе. 

**** 

Стресс. Даже до ЖЖ не добраться....

monisto: (Пимболи)
Сегодня я проснулась в четыре часа утра и вступила в неравную борьбу с начинающейся простудой.
Снова уснула в половине шестого.
В начале восьмого ясным голосом уверила уходящего на работу мужа в том, что "да-да-да, я уже встаю" и снова отключилась.
Проснулась в девять.
Подумала: "Ну и нафиг, всё равно опоздала."
Позавтракала.
Решила зайти в аптеку по дороге на работу.
Перед самым входом туда споткнулась и начала полет.
Направление и конечная цель полета -- автоматические стеклянные двери на фотоэлементе.
У дверей было два варианта: успеть или не успеть открыться.
В зависимости от этого мне предстояло либо кубарем влететь в аптеку, либо протаранить двери лбом.
Двери и их фото элемент оказались весьма проворны. Они успели.
А я оказалась весьма ловка. Влетела в аптеку на своих двоих.
Но в полете забыла, зачем я, собственно здесь... летаю.
Если вы такой идиот, записывайте. Вот я же записываю!
Постояла. Вспомнила. Купила.
Села на электричку. Достала из сумки распечатанную френд-ленту.
Начала читать...
...Внезапно поняла, что проехала остановку, где надо было пересесть.
Как ошпаренная, выскочила на платформу.
Электричка в противоположную сторону как раз трогалась с места.
Решила не ждать двадцать минут, а пройти пешком. Наискосок. По дорожке. Здесь должно быть недалеко.
Пошла.
Пришла к какому-то депо со спящими поездами.
И огромным количеством рельс во все возможные стороны. Куда идти - непонятно.
Кругом места какие-то незнакомые.
Поля, сады и огороды. Заборы еще тоже. Спросить дорогу решительно не у кого.
Подумала, что если что, вернусь на остановку, с которой пришла.
Подумала, что, кажется, знаю, куда идти.
Пошла. Поняла, что была неправа.
Взяла левее. Потом правее. Потом повернула обратно.
Прошла вдоль рельс. Уперлась в тупик.
Поняла, что не знаю, где та остановка, на которую хотела в случае чего вернуться.
Увидела вдалеке знакомое здание.
Пошла к нему.
Дорога кончилась. Только рельсы и забор.
А вокруг - поля, сады и огороды.
Пошла по шпалам.
Ну, не по шпалам, а по такой дорожке вдоль полотна.
Для рабочих.
Увидела остановку, где должна была изначально пересесть.
Почувствовала, что "щас спою" (с) от радости.
И тут к остановке подошла электричка.
Машинист вышел из своей кабины и стал смотреть на меня во все глаза. Очень удивленно.
"Вы чего, -- спрашивает, -- здесь делаете?"
"Вам жить, -- спрашивает, -- надоело?"
А я отвечаю где-то даже несколько кокетливо:
"Ах, не обращайте на меня внимания. Меня здесь уже нет. Это просто день у меня сегодня такой сумасшедший."
Он тогда сел обратно в кабину и уехал вместе с электричкой.
И даже пальцем у виска не покрутил.
Я бы точно покрутила на его месте.
А он вежливый оказался.

Вот.  А потом я приехала на работу. В полдвенадцатого.
Поработала немного (хорошего помаленьку) и теперь вот это сочинение пишу.
Сейчас закончу и пойду домой.

Всё. :)


Profile

monisto: (Default)
monisto

April 2017

S M T W T F S
      1
23 4 56 7 8
9 1011 12 13 1415
16 17 18 19202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 20th, 2017 01:24 am
Powered by Dreamwidth Studios