monisto: (Tracht)
После всех экзерсисов с Голубыми Кастрюлями и прекрасными водяными дамами и меня осталось еще несколько неприкаянных фотографий городка Блаубойрен. В общем, можно представить, что здесь кто-нибудь и сейчас водит дружбу с жителями лесов и водоемов.

Постоялый двор "Старая мельница":



Read more... )
monisto: (Tracht)

На другой вечер рассказывали пряхи истории о докторе Файлланде и герре Конраде фон Виртемберг, старом графе. Во дни его в долине лугов, где позже вознесся город Штутгарт, стоял лишь внушительный замок со рвоми и подъемным мостом, возведенный Бруно, каноником Шпайера и дядюшкой Конрада. И неподалеку от замка - высокий каменный дом. Жил там тогда со старым слугой один престранный человек, обученный лекарскому искусству и многим наукам. Со своим господином, графом, путешествовал он по миру. Из жарких стран привез в Швабию невиданных животных, странные вещи и морские чудеса. По стенам дома его развешаны были диковинки во можестве.



Read more... )
monisto: (Tracht)
<<<<< Начало

Однажды в летний день, когда на постоялом дворе не было гостей, а сын со слугами уехали на сенокос, фрау Бета со старшей дочерью с подвале процеживали вино. Прекрасная Лау дивилась на их работу, плавая в кринице и понемного болтая с женщинами о том, да о сем. И тогда хозяйка спросила ее: "А что, не желали бы вы посмотреть, как мы живем? В моем доме и на подворье оглядеться? Ютта могла бы одолжить вам одно из своих платьев, вам бы оно подошло." "Да, - ответила Лау, - Давно уж желаю я увидеть людские жилища. Что они там поделывают, что прядут, что ткут, как ваши дочери замуж идут, и младенцев в колыбели качают..." И тогда Ютта проворно и весело побежала наверх и принесла чистое льняное полотенце. После, кряхтя от натуги и смеясь, помогла ундине выбраться из криницы, мгновенно обернула ее полотенцем и повела за руку по узкой ленице наверх, в дальний угол подвала, где через люк можно было попасть прямиком в ее опочивальню. Там села Лау на стул, а Ютта опустилась рядом на пол, чтобы вытереть ей ноги. Когда девушка дотронулась до ее пятки, отпрянула Лау и хихикнула. "Разве же это был не смех?" - спросила она себя тотчас. "Что же еще?" - воскликнула девушка и радостно закричала: "У нас благословенный день! Первый раз получилось!" Хозяйка, заслышав из кухни смех и радость, пришла поскорее узнать, что же приключилось. Но когда узнала, то запечалилась, хоть и не подала виду. "Ах ты бедняжка, - подумала она, - вряд ли это тебе зачтется". А Ютта тем временем выбрала в шкафу несколько платьев, чтобы нарядить подругу. "Поглядите-ка, - сказала мать, - не иначе, как она хочет сделать из вас принцессу Сусанну Прайснестель!"



Read more... )

Продолжение следует >>>
monisto: (Tracht)
Если вы подумали, что у мой спич о Блаутопфе окончен, то вы жестоко ошиблись.

Знаете, когда я взялась за поиск информации о тех краях, мне везде попадались упоминания о том, что озеро, дескать, "окутано легендами". При этом вместо самих легенд приводились какие-то обрывки. Вроде жила в озере какая-то русалка и не давала измерить его глубину, отрезая свинцовый лот... И? - спрашивала я нетерпеливо. - Дальше-то что было?! - но дальше была тишина. Я не сдавалась и через некоторое время нашла не что иное, как аж целую сказку Эдуарда Мёрике, немецкого... верней даже швабского поэта и прозаика, жившего в 19-м веке.

Страшно обрадовавшись, я решила сказочку быстренько перевести на русский, раз уж профессиональных переводов в сети не нашлось, но... не тут-то было. История оказалась написанной на таком устаревшем немецком, что прочесть и понять ее было еще можно, но вот внятно перевести на русский оказалось той еще задачкой. A я-то думала, что знаю немецкий... В конце концов пришлось даже попросить о помощи мою коллегу Дагмар, потому что несколько мест были такими непонятными, что я совсем села на мель. Дагмар не только распутала все эти непонятности, но и утешила мои печали: сказала, что сказка действительно сложная, и, чтоб по-настоящему разобраться, ей самой пришлось сначала найти книгу с пояснениями. Вообразите, по мотивам этой сказки написана еще целая книга с пояснениями! Вдобавок доктор Фройд посвятил статью ее разбору. Во как.

На этом месте я хочу сердечно поблагодарить Дагмар за помощь. Liebe Dagmar, vielen Dank für Deine Hilfe!

Помимо устаревшего языка, швабского диалекта и бесконечно-длинных предложений, где в конце уже непонятно, кто на ком сидел, меня подстерегали и другие, скажем так, подводные камни. Например, хотелось сохранить архаичный колорит повествования. Я так старалась, что чуть было не скатилась в гекзаметр... Но, надеюсь, всё же вовремя опомнилась. Кстати, о стихотворных размерах. В сказке есть несколько стихов. Мёрике, как все поэты, был горазд рифмовать. Он да, а я - не очень. Так что некоторые стихи остались без рифмы, а другие... хм... не знаю, я в своих рифмах уверена еще меньше, чем в том, переборщила я с архаикой, или недоборщила. А еще некоторые слова не переводятся не только на русский язык, а даже и на современный немецкий! Это потому, что предметов и понятий таких уже просто не существует. Поскольку мне не хотелось увешивать текст сносками, я эти слова заменила другими, более-менее подходящими по смыслу. Но самый большой затык был с тем, как назвать главную героиню. В оригинале она называется "Wasserfrau" - водяная женщина. Но на мой вкус "женщина" - это как-то... ну, неуместно, что ли. "Жэншына, вас тут не стояло!" А тогда кто? Просто "водяная"? - Не знаю, как вы, а я слышала только "водяной" и "жена водяного". Русалка? Но в нашем сознании русалка - это существо, у которого вместо ног хвост. А тут другой случай. Навка? - Это откровенная нечисть. Водяная дева - звучит хорошо, но не очень соответствует сказочной действительности. В общем, я остановилась на ундине. Ну и что, что по существу это та же русалка, зато нет такой крепкой ассоциации. Ну и водяной девой назвала ее пару раз, не удержалась.

В общем, не бейте больно, я в певый раз делаю такой серьезный перевод. В оригинале сказку можно прочесть здесь.

Итак, довольно предисловий. Перейдем к делу.

Эдуард Мёрике. Сказ о прекрасной Лау.

schoenelau.jpg
Фото взято отсюда: http://static.panoramio.com/photos/large/95857912.jpg (По странной иронии именно фото прекрасной Лау мы и не сделали! )

В Швабии, на Альбе, около городка Блаубойрен, вплотную к старому моныстырю, у подножия отвесной скалы лежит большой круглый котел чудесного озера называемого Блаутопфом. На запад посылает он речушку Блау, впадающую в Дунай. А само озеро подобно глубокой воронке, и вода его по цвету столь синяя и прекрасная, что и словами не описать. Но если зачерпнуть ее в сосуд, то будет она там на диво прозрачна и светла.

Read more... )

Продолжение следует >>>
monisto: (Сова)
Обещала вам показать книжку и вот – показываю. Между прочим оказалось, что мы в супермаркете случайно купили книгу довольно известного английского иллюстратора по имени Brian Pilkington. Он, как я понимаю, очень увлечен исландской мифологией и сделал несколько книг про всяких сказочных существ с Ледяного Острова.

Формат у книги, впрочем, оказался тоже очень сказочный, в сканер она не влезла, так что пришлось ее фотографировать. Но оказывается, что ровненько разложить книгу совсем непросто... В общем, когда вы будете смотреть картинки, у вас будет впечатление, что у фотографа крайне кривые руки вы листаете настоящую книгу. И, надеюсь, вы получите в том числе впечатление о прекрасной мелованной бумаге, на которой напечатана книга. С бликами такая ;)

Теперь о тексте. Книга у нас, конечно, не на исландском языке и даже не на английском. На немецком. На русском было бы совсем здорово, но увы. Русского перевода, похоже, не существует. Сначала я хотела просто выложить книгу, как она есть и дать внизу перевод текста на русский. Ну, не все же мои френды читают по-немецки. Зато уж по-русски-то точно все :) А потом думаю: ну какое же тогда ощущение «настоящей книги»? И решила убрать оригинальный текст, а вместо него вставить русский прямо вот внутрь. Честно скажу: это было не очень-то просто. В основном потому, что Brian Pilkington страшно креативен, и все странички в книге какие-то тонированные, узорчатые – ни одной просто белой. Ну, уж я как смогла. Старалась. Слава «Фотошопу».

Итак, книга «Исландские Тролли». Иллюстрации и текст - Brian Pilkington. Перевод на немецкий – R.Einarsson. Перевод на русский – я. Так что все ляпы, опечатки и прочее – всё моё,  а вся красота - Брайана :). Страницы выкладываю в большом формате, но боюсь, текст читать всё равно будет трудно. Поэтому все страницы с текстом кликабельны: открываются в отдельном окне, в бешеном размере. То есть оригиналы, крупнее уже не бывает.

monisto: (Сова)
Обещала вам показать книжку и вот – показываю. Между прочим оказалось, что мы в супермаркете случайно купили книгу довольно известного английского иллюстратора по имени Brian Pilkington. Он, как я понимаю, очень увлечен исландской мифологией и сделал несколько книг про всяких сказочных существ с Ледяного Острова.

Формат у книги, впрочем, оказался тоже очень сказочный, в сканер она не влезла, так что пришлось ее фотографировать. Но оказывается, что ровненько разложить книгу совсем непросто... В общем, когда вы будете смотреть картинки, у вас будет впечатление, что у фотографа крайне кривые руки вы листаете настоящую книгу. И, надеюсь, вы получите в том числе впечатление о прекрасной мелованной бумаге, на которой напечатана книга. С бликами такая ;)

Теперь о тексте. Книга у нас, конечно, не на исландском языке и даже не на английском. На немецком. На русском было бы совсем здорово, но увы. Русского перевода, похоже, не существует. Сначала я хотела просто выложить книгу, как она есть и дать внизу перевод текста на русский. Ну, не все же мои френды читают по-немецки. Зато уж по-русски-то точно все :) А потом думаю: ну какое же тогда ощущение «настоящей книги»? И решила убрать оригинальный текст, а вместо него вставить русский прямо вот внутрь. Честно скажу: это было не очень-то просто. В основном потому, что Brian Pilkington страшно креативен, и все странички в книге какие-то тонированные, узорчатые – ни одной просто белой. Ну, уж я как смогла. Старалась. Слава «Фотошопу».

Итак, книга «Исландские Тролли». Иллюстрации и текст - Brian Pilkington. Перевод на немецкий – R.Einarsson. Перевод на русский – я. Так что все ляпы, опечатки и прочее – всё моё,  а вся красота - Брайана :). Страницы выкладываю в большом формате, но боюсь, текст читать всё равно будет трудно. Поэтому все страницы с текстом кликабельны: открываются в отдельном окне, в бешеном размере. То есть оригиналы, крупнее уже не бывает.

monisto: (Сова)

Читаю Кортасара. Сборник рассказов "Другое небо".

Читается медленно. Идет трудно. 

Слишком густая проза. Слишком концентрированная.

Временами я захлебываюсь. Захлебываюсь этой его скороговоркой без цезур и пауз.

А временами вхожу в его ритм, ныряю в него, как в огромную зеленую волну и плыву, вся в поцелуях и в прикосновениях... И сплю беспокойно, вещи всегда разбросаны, а вечные вопросы, а пуговицы, а грязные коленки. И боязно, и сладко, и грустно, и жутко, и откуда-то пахнет ивами... Я еду в этом поезде, я обживаю свое сидение, свое окошко. Кроме меня там никого нет, и я могу посидеть на всех местах и поглядеться во все зеркала. А за окном поля, поля, поля, во рту привкус молочного коктейля и ментоловых пастилок. А потом, в огромном доме, мне вот-вот откроется тайна, но она всё ждет чего-то, может, нужной ноты в странной мелодии, может правильного жеста, вздоха, наклона головы... И горит лицо, и хочется, чтобы кто-то провёл прохладными пальцами по волосам и по векам... Ведь в спальне, в большом шкафу, спят белоснежные крошечные крольчата с их бархатными лапками, а в библиотеке, огромный оранжевый, горячий на ощупь, притаился тигр. А слова - они, кажется, вообще на важны, слова. Слова, сюжеты образы... Это просто часть заклинания. Что-то должно произойти, какое-то волшебство, какое-то чудо.

Он волшебник, этот Кортасар.

Так мучительно хочется уметь сочинять ТАКИЕ заклинания...


monisto: (Сова)

Читаю Кортасара. Сборник рассказов "Другое небо".

Читается медленно. Идет трудно. 

Слишком густая проза. Слишком концентрированная.

Временами я захлебываюсь. Захлебываюсь этой его скороговоркой без цезур и пауз.

А временами вхожу в его ритм, ныряю в него, как в огромную зеленую волну и плыву, вся в поцелуях и в прикосновениях... И сплю беспокойно, вещи всегда разбросаны, а вечные вопросы, а пуговицы, а грязные коленки. И боязно, и сладко, и грустно, и жутко, и откуда-то пахнет ивами... Я еду в этом поезде, я обживаю свое сидение, свое окошко. Кроме меня там никого нет, и я могу посидеть на всех местах и поглядеться во все зеркала. А за окном поля, поля, поля, во рту привкус молочного коктейля и ментоловых пастилок. А потом, в огромном доме, мне вот-вот откроется тайна, но она всё ждет чего-то, может, нужной ноты в странной мелодии, может правильного жеста, вздоха, наклона головы... И горит лицо, и хочется, чтобы кто-то провёл прохладными пальцами по волосам и по векам... Ведь в спальне, в большом шкафу, спят белоснежные крошечные крольчата с их бархатными лапками, а в библиотеке, огромный оранжевый, горячий на ощупь, притаился тигр. А слова - они, кажется, вообще на важны, слова. Слова, сюжеты образы... Это просто часть заклинания. Что-то должно произойти, какое-то волшебство, какое-то чудо.

Он волшебник, этот Кортасар.

Так мучительно хочется уметь сочинять ТАКИЕ заклинания...


monisto: (Детка)

С параллелями, меридианами, диалогами и вообще неизвестно чем.

Вначале я так смеялась. Хохотала. Ржала... Думала, лопну, честное слово.
А всё потому, что наша жизнь с Сашей Савельевым была в некотором смысле похожа.

То есть, нет, конечно, я жила в нормальной семье, с любящими папой, мамой, а время от времени и с бабушкой. Кстати, моя бабушка была абсолютно не похожа на сашину. Да что там, она была ее прямой противоположностью.
И, естественно, никто и никогда не говорил мне никаких ужасных слов.
Я даже и не знала, что такие выражения в природе-то существуют.
Хотя, ругали, конечно. Бывало. Как без этого.
Самое страшное мамино ругательство в мой адрес было "зарраза!", а папино - "дррянь таккая!". Ну а бабушка, если я уж очень хулиганила, так просто замахивалась на меня кухонным полотенцем, как на муху, и спрашивала грозным голосом: "Будешь?!" Причем вне зависимости от моего ответа, она всё равно никогда меня не шлёпала.


monisto: (Детка)

С параллелями, меридианами, диалогами и вообще неизвестно чем.

Вначале я так смеялась. Хохотала. Ржала... Думала, лопну, честное слово.
А всё потому, что наша жизнь с Сашей Савельевым была в некотором смысле похожа.

То есть, нет, конечно, я жила в нормальной семье, с любящими папой, мамой, а время от времени и с бабушкой. Кстати, моя бабушка была абсолютно не похожа на сашину. Да что там, она была ее прямой противоположностью.
И, естественно, никто и никогда не говорил мне никаких ужасных слов.
Я даже и не знала, что такие выражения в природе-то существуют.
Хотя, ругали, конечно. Бывало. Как без этого.
Самое страшное мамино ругательство в мой адрес было "зарраза!", а папино - "дррянь таккая!". Ну а бабушка, если я уж очень хулиганила, так просто замахивалась на меня кухонным полотенцем, как на муху, и спрашивала грозным голосом: "Будешь?!" Причем вне зависимости от моего ответа, она всё равно никогда меня не шлёпала.


monisto: (Сова)
И еще раз о Vita Nostra

Почему-то появилась потребность написать об этой книге Марины и Сергея Дяченко.

Только мне совсем не хочется пересказывать содержание.
Тем более, что про эту книгу уже писали много раз в одном только сообществе [community profile] chto_chitat  .
Тут, тут и еще здесь. И даже, очень забавно передергивая, поругивали вот здесь.

И я еще вот...
Итак. Конспективно.

monisto: (Сова)
И еще раз о Vita Nostra

Почему-то появилась потребность написать об этой книге Марины и Сергея Дяченко.

Только мне совсем не хочется пересказывать содержание.
Тем более, что про эту книгу уже писали много раз в одном только сообществе [community profile] chto_chitat  .
Тут, тут и еще здесь. И даже, очень забавно передергивая, поругивали вот здесь.

И я еще вот...
Итак. Конспективно.

monisto: (В багровых тонах)
Как всё-таки это замечательно – распечатать и прочесть книжку из электронной библиотеки. 
Потому что, если она окажется дерьмовой, то можно ее хоть в помойку, хоть в уничтожитель бумаг... Ну, или даже сжечь. Но такие почести – только если какое-то исключительное г попадется. Так сказать, Г с большой буквы. А то на «настоящую» книжку, пусть даже это Ю.Никитин, у меня рука не поднимается. Хотя отвратительней и безграмотней его "Баймера" я ничего в своей жизни в руках не держала. Донцова по сравнению с ним – вполне добротное чтиво. Да.
А вот М.Март в распечатке лежит на шредере и дожидается своей участи.
Вообще-то детективов я читаю мало. Но тут такая история. Примерно лет пятнадцать назад был у на с Лёшкой «детективный» период. И были мы в восторге от книг некоего Майкла Утгера. Маленькие томики в ярких, но мягких обложках «проглатывались» нами на одном дыхании. Легкость! Динамика! Темп! Интрига! Да еще «импортный» флер. Ах, Силиконовая Долина, ах Эл Эй... Ну что за добротные детективы, говорили мы, сразу видно - американские. 

Но через несколько книг этот самый Утгер бесследно пропал. 

А недавно я вдруг натыкаюсь в одной из онлайн-библиотек на Михаила Марта, который, оказывается, бывший Майкл Утгер. Не американец, правда, а вполне даже наш товарищ. Ну, так это даже интереснее! Мистификаторы мне всегда были симпатичны. Правда, он теперь не про Америку пишет, а, наоборот, про Россию. Ах, - подумала я, - пятнадцать лет прошло... Вобщем, ностальгия, как молоды мы были, всё такое. Вот и решила прочесть одно из его современных творений. Ткнула мышкой наугад и попала в Агонию Страха. 

Начала читать с энтузиазмом, а закончила, ругаясь и отплевываясь. Ох... Мало того, что на каждой странице полно штампов и красивостей (в народе называемых слюнями), кругом фактические натяжки, безграмотности с точки зрения логики и физики, так еще все эти 200 страниц – откровенный соцзаказ и гимн родному ФСБ. Фу. Гадость. И ни следа тех самых прежних легкости и добротности. Как такое может быть? Может, у него раньше хороший редактор был? В результате я кровожадно предвкушаю ритуальное расчленение текста в шредере.
 

И – да – всё те же банальности про войти два раза в одну и ту же реку. 

monisto: (В багровых тонах)
Как всё-таки это замечательно – распечатать и прочесть книжку из электронной библиотеки. 
Потому что, если она окажется дерьмовой, то можно ее хоть в помойку, хоть в уничтожитель бумаг... Ну, или даже сжечь. Но такие почести – только если какое-то исключительное г попадется. Так сказать, Г с большой буквы. А то на «настоящую» книжку, пусть даже это Ю.Никитин, у меня рука не поднимается. Хотя отвратительней и безграмотней его "Баймера" я ничего в своей жизни в руках не держала. Донцова по сравнению с ним – вполне добротное чтиво. Да.
А вот М.Март в распечатке лежит на шредере и дожидается своей участи.
Вообще-то детективов я читаю мало. Но тут такая история. Примерно лет пятнадцать назад был у на с Лёшкой «детективный» период. И были мы в восторге от книг некоего Майкла Утгера. Маленькие томики в ярких, но мягких обложках «проглатывались» нами на одном дыхании. Легкость! Динамика! Темп! Интрига! Да еще «импортный» флер. Ах, Силиконовая Долина, ах Эл Эй... Ну что за добротные детективы, говорили мы, сразу видно - американские. 

Но через несколько книг этот самый Утгер бесследно пропал. 

А недавно я вдруг натыкаюсь в одной из онлайн-библиотек на Михаила Марта, который, оказывается, бывший Майкл Утгер. Не американец, правда, а вполне даже наш товарищ. Ну, так это даже интереснее! Мистификаторы мне всегда были симпатичны. Правда, он теперь не про Америку пишет, а, наоборот, про Россию. Ах, - подумала я, - пятнадцать лет прошло... Вобщем, ностальгия, как молоды мы были, всё такое. Вот и решила прочесть одно из его современных творений. Ткнула мышкой наугад и попала в Агонию Страха. 

Начала читать с энтузиазмом, а закончила, ругаясь и отплевываясь. Ох... Мало того, что на каждой странице полно штампов и красивостей (в народе называемых слюнями), кругом фактические натяжки, безграмотности с точки зрения логики и физики, так еще все эти 200 страниц – откровенный соцзаказ и гимн родному ФСБ. Фу. Гадость. И ни следа тех самых прежних легкости и добротности. Как такое может быть? Может, у него раньше хороший редактор был? В результате я кровожадно предвкушаю ритуальное расчленение текста в шредере.
 

И – да – всё те же банальности про войти два раза в одну и ту же реку. 

monisto: (I am...)
Ну вот, осилила наконец я каменный цветок эту книгу. «Das Parfum» Патрика Зюскинда. В оригинале, хе-хе. Ох, и долго я возилась! И не потому, что книга плохая, скучная или что-нибудь в этом роде. Как раз наоборот. Очень даже живо и образно написано. Настолько, что местами я отчетливо чувствовала исходящий со страниц невообразимый смрад. И понимала, что если я книгу эту сию минуту не закрою и не засуну подальше, то меня просто, пардон, стошнит. Или даже сблюет, чего доброго. И я убирала книгу с глаз долой, не желая к ней больше прикасаться. Но потом снова доставала и принималась читать дальше, чтоб через страниц пятьдесят снова отбросить, сдерживая рвотные позывы... И все равно дочитала. А все потому, что написано уж больно замечательно. Даже мне с моим слабым чувством языка это ясно.
 
Но раз уж я такой герой, то не дам пропасть моим размышлениям по ходу чтения и отмечу для себя несколько пунктов. Узелки, так сказать, на память. 
monisto: (I am...)
Ну вот, осилила наконец я каменный цветок эту книгу. «Das Parfum» Патрика Зюскинда. В оригинале, хе-хе. Ох, и долго я возилась! И не потому, что книга плохая, скучная или что-нибудь в этом роде. Как раз наоборот. Очень даже живо и образно написано. Настолько, что местами я отчетливо чувствовала исходящий со страниц невообразимый смрад. И понимала, что если я книгу эту сию минуту не закрою и не засуну подальше, то меня просто, пардон, стошнит. Или даже сблюет, чего доброго. И я убирала книгу с глаз долой, не желая к ней больше прикасаться. Но потом снова доставала и принималась читать дальше, чтоб через страниц пятьдесят снова отбросить, сдерживая рвотные позывы... И все равно дочитала. А все потому, что написано уж больно замечательно. Даже мне с моим слабым чувством языка это ясно.
 
Но раз уж я такой герой, то не дам пропасть моим размышлениям по ходу чтения и отмечу для себя несколько пунктов. Узелки, так сказать, на память. 
monisto: (Детка)
Вот сама себе поражаюсь: почему я так скупо написала?
Ведь могу же говорить о книгах, да и о фильмах часами...
А вот... не решаюсь.
У меня с юношества осталось такая ерунда: если я что-то или кого-то люблю, если кем-то или чем-то серьезно увлечена, то это становится как бы частью меня. То, что задевает струны, делается как будто чем-то интимным. Я храню это в себе,  прячу и защищаю. Скрываю от дурного глаза и слова.
От чужих неодобрений или пинков в адрес этого, любимого, мне физически больно.
Меня можно втянуть в дискуссию, но это тоже причиняет боль.
О том, что просто нравится, но не извлекает из меня музыки, спорить куда как проще.
Но все-таки пора становиться взрослой, и я прокричу, взобравшись на табуретку и зажмурившись: я очень люблю книги Д.К.Роулинг про Гарри Поттера. Фильмы мне тоже нравятся, правда немножко меньше.
 
Ох, прослыву я плебейкой, мещанкой... какие еще есть презрительные прозвища у высоколобых эстетов? У тех, что ругают всех авторов, "заинтересовавшего более сотни крепко пьющих аутистов" (с)[personal profile] chingizid , не читая. Старое доброе "книгу не читал, но возмущен!" рулит. 
 
В любом случае, я, плебейка, плыву по течению и люблю эти книги, этого автора, этого мальчика, этот мир.
 
Правда, русских «официальных» переводов я не читала. Так, пролистала и... вымыла руки. А мой английский – увы – недостаточен, чтоб читать в оригинале и наслаждаться. Поэтому читала переводы Марии Спивак. Знающие люди их очень хвалят. А еще читаю по-немецки. На немецкий есть возможность переводить ближе к тексту. Хорошо!
 
В книгах Роулинг я вижу глубину, множество мыслей и смыслов. Дети растут, характеры развиваются. И сами книги растут. Мир вращается, расширяется, раскрывая новые стороны, грани, углы зрения. А главное, читая эти книги, можно, так сказать, перемещаться в разных смысловых слоях. Поэтому их читают и взрослые, и дети. Впрочем, как и многие другие сказки. Те, что настоящие. Те, каждая из которых есть поэма.(с)
 
Булгаков, Толкин, Ле Гуин, Желязны, Роулинг. Олди, Дяченко, Логинов... и еще... и еще...
 
Люблю я сказки. Люблю.

monisto: (Детка)
Вот сама себе поражаюсь: почему я так скупо написала?
Ведь могу же говорить о книгах, да и о фильмах часами...
А вот... не решаюсь.
У меня с юношества осталось такая ерунда: если я что-то или кого-то люблю, если кем-то или чем-то серьезно увлечена, то это становится как бы частью меня. То, что задевает струны, делается как будто чем-то интимным. Я храню это в себе,  прячу и защищаю. Скрываю от дурного глаза и слова.
От чужих неодобрений или пинков в адрес этого, любимого, мне физически больно.
Меня можно втянуть в дискуссию, но это тоже причиняет боль.
О том, что просто нравится, но не извлекает из меня музыки, спорить куда как проще.
Но все-таки пора становиться взрослой, и я прокричу, взобравшись на табуретку и зажмурившись: я очень люблю книги Д.К.Роулинг про Гарри Поттера. Фильмы мне тоже нравятся, правда немножко меньше.
 
Ох, прослыву я плебейкой, мещанкой... какие еще есть презрительные прозвища у высоколобых эстетов? У тех, что ругают всех авторов, "заинтересовавшего более сотни крепко пьющих аутистов" (с)[personal profile] chingizid , не читая. Старое доброе "книгу не читал, но возмущен!" рулит. 
 
В любом случае, я, плебейка, плыву по течению и люблю эти книги, этого автора, этого мальчика, этот мир.
 
Правда, русских «официальных» переводов я не читала. Так, пролистала и... вымыла руки. А мой английский – увы – недостаточен, чтоб читать в оригинале и наслаждаться. Поэтому читала переводы Марии Спивак. Знающие люди их очень хвалят. А еще читаю по-немецки. На немецкий есть возможность переводить ближе к тексту. Хорошо!
 
В книгах Роулинг я вижу глубину, множество мыслей и смыслов. Дети растут, характеры развиваются. И сами книги растут. Мир вращается, расширяется, раскрывая новые стороны, грани, углы зрения. А главное, читая эти книги, можно, так сказать, перемещаться в разных смысловых слоях. Поэтому их читают и взрослые, и дети. Впрочем, как и многие другие сказки. Те, что настоящие. Те, каждая из которых есть поэма.(с)
 
Булгаков, Толкин, Ле Гуин, Желязны, Роулинг. Олди, Дяченко, Логинов... и еще... и еще...
 
Люблю я сказки. Люблю.

Profile

monisto: (Default)
monisto

April 2017

S M T W T F S
      1
23 4 56 7 8
9 1011 12 13 1415
16 17 18 19202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 05:32 am
Powered by Dreamwidth Studios