monisto: (Tracht)
[personal profile] monisto

Ну вот. Продолжу рассказ о Нюрнберге и его легендах. Прошу прощения за такую долгую паузу: съесть слона по кусочкам не получилось. Пришлось сначала целиком обмазать его соусом, в смысле фотографиями. А то я боялась, что сначала в плане картинок будет густо, а потом пусто. И так-то пришлось немножко жульничать: к некоторым легендам фотографий окаалось полно, а к другим дырка от бублика. Если бы я, как у приличных людей положено, сначала читала, а потом "шла по плану" и делала этакие фотографические иллюстрации к тексту, тогда было бы другое дело.

Хочу вас предупредить: для полноты картины некоторые фотографии пришлось брать из Интернета. Источник везде указан.
Во избежании путаницы, свой текст буду выделять курсивом.

Ну вот. Поехали.

Самую первую (и самую правдивую) легенду Нюрнберга я вам рассказала, теперь перейду к, пожалуй, самой популярной. Вернее, к самой популярной личности из Нюрнбергских легенд.

Это храбрый рыцарь-разбойник по имени Эппеляйн фон Гайлинген (Eppelein von Gailingen). Всё говорит за то, что человек этот существовал в действительности.

Настоящее имя его было Апполониус Гайлинген, и жил он в четырнадцатого века. Выглядел товарищ так:



источник

Как я уже говорила, был Эппеляйн рыцарем-разбойником, нагонявшим ужас на окрестности Нюрнберга. Знаменит был тем, что не только грабил караваны богатых Нюрнбергских купцов, а еще и самих купцов брал в заложники и держал в мрачном сыром подземельи, пока не получит выкуп.

Вы спросите, что привело сего "благородного дона" на скользкую дорожку разбоя и киднеппинга? А вот трудно сказать наверняка. По одной из версий он поссорился с Нюрнбергской знатью и городские кнехты разрушили одно из его родовых поместий. А по другой - время было для рыцарства было трудное. Кайзер как раз решил, что крестовые походы себя изжили, а что делать с верными рыцарями, не подумал. Так что остались они не у дел. Как бы сказали сегодня, им прекратили финансирование. А рыцари, они ж на то и рыцари, что скучно им прозябать в родовом замке, занимаясь хозяйством. Презренно, низко, да и, если уж быть до конца честным, не слишком доходно. А главное, обидно! Ну как же так?! Только что был героем во славу креста и короны, а теперь сиди, расходы-доходы подсчитывай, да разбирай крестьянские сооры?! Не-ет, это не по-рыцарски. Вот и выходили благородные разбойники на большую дорогу. За деньгами, местью, славой, а главное - за острыми ощущениями.




Так что Эппеляйн фон Гайлинген был не один такой.

Интересно, что чуть ли не все рассказы о нем предваряются фразой: "Был в Нюрнберге и свой Робин Гуд." Для меня Робин Гуд - это тот, кто, как говорится в известном анекдоте, "у богатых берет, а бедным дает". И я решила найти какие-нибудь доказательства эппеляйнова робингудства. Ну, может, он когда облагодетельствовал простого человека? Вообразите, не нашла! Скорее наоборот: мог он запросто надуть честного (хоть и туповатого) ремесленника, а чересчур болтливой крестьянке, распинавшейся о том, что по нему, по Эппу виселица плачет, обжечь руку ее же собственным варевом... Любил он лошадей, да за своих людей был горой (а уж они за него и вовсе готовы были хоть в огонь, хоть на виселицу). А вот чтоб прямо "за простой народ" - это нет. И всё же очевидно, что народом он был любим. Взять хотя бы имя: оно же уменьшительно-ласкательное, вроде как "Эппчик" по-нашему. Возможно, людей восхищала его храбрость, дерзость, ум и презрение к авторитетам? То, чего каждому из нас - ну хоть немножечко - хочется для себя?



В общем, судите сами. Здесь я выкладываю те легенды об Эппеляйне, что мне удалось найти и перевести ;)

История о золотом птичьем домике
Было дело, решили благородные мужи из Нюрнбергского Совета Города устроить выставку всех подарков, коими был почтен городу по случаю праздничных дней. Среди прочих гостей прогуливался по залам благородный рыцарь из дальних стран, закутанный в черный плащ. Ходил да осматривал драгоценности придирчивым взором.



А надо сказать, что среди всех богатств было одно, особенно прекрасное и филигранное: золотой птичий домик. Этот домик, кажется особенно приглянулся рыцарю, потому что он остановился и стал оглядывать его со всех сторон. Внезапно из соседнего зала раздался шум и грохот. Это три крестьянина из Чесночной земли ввязались в потасовку со стражником. И крестьяне, и благородные господа сей же момент утратили интерес к драгоценностям. Всем было теперь интересно лишь одно: чем закончится драка. К тому моменту, когда страсти наконец улеглись, рыцарь в черном плаще бесследно исчез. А с ним и золотой птичий домик.

Теперь уже не было сомнений: вором был ни кто иной, как Эппеляйн, переодетый в иноземное платье. Также скоро стало понятно, что драчливые крестьяне, тоже бесследно исчезнувшие в суматохе, были сообщниками разбойника. И потасовка была ими устроена лишь для отвода глаз.

Лишь через много лет Нюрнберг смог получить золотой птичий домик обратно в свое владение.

Женитьба Эппеляйна (или Если я чего решил, так выпью обязательно :) )
Благородные мужи из Совета Города были очень озабочены. Дерзкий Эпп прислал им письмо, в котором требовал себе в жены фроляйн Агнес Тетцелин, одну из красивейших девиц Нюрнберга. Разумеется, желал он получить за девушку и приданое, ведь была Агнес единственной дочерью очень богатого и знатного жителя города. Советники были возмущены: как смеет разбойник требовать отдать за себя честную девушку из честного города?! А вдобавок к тому была Агнес уже обручена с молодым патрицием по имени Мендель. Потому отослали благородные мужи разбойнику ответ, где кратко и четко объясняли, почему ему, Эппеляйну, надлежит выбросить подобную блажь из головы, да немедленно.



Письмо это разбойника весьма разозлило, и он передал советникам, что свой брачный поцелуй, а к нему и приданое, он всё одно получит. Те над ответом таким, разумеется, посмеялись, но всё же настоятельно рекомендовали старому Тетцлю, дочь свою Агнес выдать замуж поскорее (лучше бы прямо завтра), а то кто его, разбойника этого, знает...

Молодой Мендель такой скорой свадьбе не слишком обрадовался. Не потому, что Анес не любил, а потому, что был большим франтом. Он ждал купеческого каравана из Лейпцига с разными тканями. И среди этих тканей был дорогой бархат, из которого портной должен был пошить ему свадебный вамс (узкий жилет). Но делать нечего, пришлось и Менделю жениться без бархатного вамса и торжесто готовить спешно. И вот уже через несколько дней в большом зале Ратуши играли роскошную свадьбу.

Когда празднество было в разгаре, внезапно в зал вбежал незнакомый всадник и закричал: "О горе! О злосчастье! Господин Мендель, только подумайте этот пёс Эпп напал на ваш караван и полностью его разграбил. Ни клочка не осталось на телегах, вот горе-то..."

Мендель побледнел. Гости вскочили с мест. Кто-то закричал: "Друзья! Айда отобъем у разбойника наше добро!" Тут же схватились мужчины за оружие и бросились вон из зала. Только невеста осталась, как окаменевшая, сидеть в своем кресле. И тут незнакомый всадник, принесший недобрую весть, бросился к ней, поднял на руки и от души поцеловал в губы. "Сказал же я сказал нюрнбергцам, что я получу мой свадебный поцелуй и мое приданое," - шепнул он Агнес на ушко. Но не успела та открыть рот, чтобы закричать, как Эппеляйн уже был таков.

Глупый кузнец
Однажды переоделся хитрый Эппеляйн в наряд члена городского совета и приехал к дому одного Нюрнбергского кузнеца и потребовал подковать его скакуна. Мастер закончил работуи спросил за нее плату: четыре крейцера. "Это слишком мало! - воскликнул Эпп, - Ты должен требовать за свою работу четыре золотых гульдена!" Кузнец осклабился и протянул руку: давай, мол, сюда свои гульдены, раз такой добрый. Но Эппеляйн на это рассмеялся и говорит: "Ты что не видишь, что я благородный господин из Совета Города? Потому поезжай в Ратушу, а там уж другие благородные господа заплатят тебе твои деньги." И с этими словами ускакал прочь.

Но когда кузнец приехал в Ратушу и потребовал денег, то оплату получил не золотом, а лишь шутками да насмешками. Мол, не жадничай и головой думай.

Доктор Рем
Однажды в покои Нюрнбергского бургомистра постучался Эппеляйнов слуга. Заливаясь слезами, рассказал он, что господин его тяжело заболел. Умолял проявить милость и прислать доктора, дабы облегчить последние часы рыцаря целительной микстурой.

Благородные мужи из Совета Города тотчас собрались, чтобы обсудить эту новость. Они потирали руки от радости: наконец-то уж придет конец Эпплевым бесчинствам. Послали за знаменитым доктором Ремом. Когда тот явился, поручили ему не жалеть снадобий, и приготовить для Эппеляйна такую микстуру, чтоб жгла она его разбойничье нутро, подобно расплавленной смоле. Затем доктор в сопровождении посланника отправился в замок Драмаус. Там его тотчас же проводили в покои, где на кровати стонал Эппеляйн. Доктор принясля за изготовление своей микстуры. Растирал и смешивал в большой плошке разные горькие снадобья, при этом утешая больного и обещая, что лекарство немедленно принесет облегчение его страданиям.



Когда же эскулап с полной плошкой снадобя приблизился к постели рыцаря, тот стремительно вскочил, схватил докторову руку одной рукой, а докторов загривок - другой, и влил в докторово горло всю микстуру до последней капли. При этом хохотал Эппеляйн так, что окна звенели. Сообщники, подслушивавшие из соседней комнаты, хохотали вместе с ним.

Так доктор получил изжогу от своего лекарства, а Эппеляйн - четыре сотни золотых гульденов. Именно такой выкуп потребовал он у Нюрнберга за знаменитого доктора Рема.

Красивый конь из Форххайма
За Эппеляйна, живого или мертвого, была назначена щедрая награда. И вот однажды пришел в Ратушу человек по имени Элиас. Он потребовал с нюрнбергцев обещания заплатить ему три сотни золотых гульденов, если он доставит им Гайлингена. После долгих колебаний прижимистые отцы города торжественно пообещали они ему эту сумму.

Тотчас написал Элиас письмо в Драмаус, где приглашал Эппеляйна приехать к нему в Форхайм. Мол, у него, у Элиаса в конюшне стоит прекрасный вороной конь, приготовленный специально для рыцаря.



Эппеляйн долго крутил письмо в пальцах. Что-то не нравилось ему в этом деле. Да и жена его тоже советовала не ехать в Форххайм. Но тут надо сказать, что Гайлинген очень любил гошадей (говорят, что даже его имя произошло от слова Gaul, что значит кляча). Потому не смог он устоять против соблазна и поскакал в Форххайм, к конюшне Элиаса, у которого покупал лошадей уже не в первый раз.

Элиас встретил рыцаря радушно и с поклонами повел его в конюшню, стоявшую поодаль. Но стоило Эппу только переступить порог, как - хлоп! - дверь захлопнулась - клапп! - упал засов и рыцарь оказался в западне. Эппеляйн бросился к окну, надеясь уйти, но увидел, что там уже стояли нюрнбергские стражники. Тут понял он, что час его пробил. Его связали и повезли в Нюрнберг, в тюрьму.

Нюрбергцы никого не повесят...
(Именно эта легенда про "Нюрнбернгского Робин Гуда" является самой популярной, именно ее и только ее рассказывают все, кому не лень. С большими и малыми вариациями)

Связанный Эппеляйн сидел в башне и дневной свет с трудом проникал в его камеру. В это время отцы города в Ратуше держали совет о его дальнейшей судьбе, хотя особенно обсуждать было нечего. Заклятый враг города был единогласно приговорен к смертной казни через повешение. Однако в последней милости решено было ему не отказывать. Как и другим несчастным грешникам, Эппеляйну дОлжно было исполнить последнее желание.


источник

Когда спросили рыцаря о его последнем желании, он задумчиво погладил бороду. И сказал, подумав: "Знаете ли, высокочтимые господа, нет для меня большей радости на свете, чем скакать на моем коне. Потому дозвольте мне в последний раз посидеть на моем скакуне, дабы легче мне было найти путь в вечность."

Конечно, некоторые господа из Совета Города, сразу заподозрили, что Эппеляйн хочет сесть на своего коня, чтобы сбежать. Но бегство казалось решительно невозможным, ведь площадь плотным кольцом окружали вооруженные ландскнехты!

Серым утром следующего дня, когда пробил час бедного грешника, медленно объезжал Эппеляйн на своем коне Площадь Правосудия. Как неодолимая стена, стояла по трем сторонам городская стража, ощетинившись железными пиками и алебардами.  Рыцарь поначалу даже и не думал о бегстве, ведь прорваться через эту железную решетку означало бы искать верной смерти.



Но городская стена... С ее стороны не было стражи, там путь был свободен. Никто и не думал ставить охрану у стены, потому что скала там отвесно обрывалась в глубокий ров.



Но посмотрел Эппеляйн на эту стену, увидал за ней поля и лес, да изогнувшееся над зеленой землей голубое небо, и сказал себе: "Ну что ж, умирать тебе придется сегодня и так, и так. В твоей жизни было уже немало безумных скачек, и твой конь знает, что такое брать барьеры." И тогда пустил он своего коня рысью, жеско осадил, а на нужном расстоянии от стены пришпорил. Конь, будто без слов поняв волю своего хозяина, взился на дыбы и прыгнул через стену прямо в ров.

Внизу было болото. Конь и всадник приземлились мягко и словно по волшебству не получили ни царапины. Конь сразу выправился, а Эппеляйн удержался в седле.


источник

С высокой стены таращились потрясенные люди. Они стояли голова к голове, эти умные, благородные  нюрнбергские советники и храбрые стражники. Эппеляйн послал им самую приветливую улыбку и крикнул: "Хей, нюрнбергцы никого не повесят, чтоб повесить кого-то, надо его сначала поймать!"


источник

Пиу-пиу-пиу! - это, словно железный град, полетели сверху копья и пики. Вонзились в землю. Но Эппа уже и след простыл: он исчез в лесу.


источник

И по сей день на крепостной стене замка, в том месте, где рыцарский конь вспрыгнул на нее, можно увидеть следы его подков:

(прошу прощения за качество: фотографии из интернета :(

источник


источник

Следы эти, судя по всему, должны быть где-то там:


А мы, по незнанию до туда не дошли! Записываю это себе в план на следующее посещение. Там и шестигранная башня стоит, про которую тоже легенда есть...

Возвращение
Словно ветер, несся через поля Эппеляйнов конь. Нюрбенгская стража, понятно, бросилась за ним в погоню, да куда там было за ним угнаться. Крестьяне, работавшие в поле, крестились, думая, что сам это черт проносится мимо. Когда рыцарь прискакал в долину Визент у Муггендорфа, конь его упал. Рыцарь осмотрел своего верного товарища и увидел на ноге его глубокую кровоточащую рану. Тотчас же бросился он в ближайший трактир и принес хлеба, льняного полотна и вина. Хлеб он скормил коню, а рану его перетянул льняной повязкой, щедро смоченной в вине. А после сел на землю и стал гладить да утешать своего преданного друга.



Вдруг из леса послышались голоса. Смотрит Эппеляйн, а с холма спускаются жена его и дети в черных одеждах. Оказывается, прослышали они о его пленении и решили, что уж не судьба им больше свидеться. Тем более была их радость увидеть отца своего и мужа живым и невредимым. Они обняли его и заплакали, а Эппеляйн поведал им, как верный конь спас его от смерти. И тут увидели они, что рыцарский конь уж мертв. Эппеляйн велел похоронить коня на этом самом месте и поставить там же колонну, как памятник. Будто на человечьей могиле.

Скачка на свинье
Эпп приказал сбрить себе бороду мездрильным ножом и зачесал волосы толстыми прядями низко на лоб. Затем он переоделся в крестьянскую одежду и, сопровождаемый верными слугами, поскакал в Форххайм. Там, на лошадиной ярмарке держал Элиас лучших коней на продажу. Рыцарь появился, оставшись неузнанным в своем наряде. Торговец сейчас же предложил ему купить коня. Чужак, кажется, был согласен на покупку без долгих разговоров, и Элиас потирал руки в предвкушении завидного барыша. Он сделался оживлен и весел, а когда Эппеляйн предложил немедленно заключить сделку, скрепив договор кружкой-другой темного пива, сразу согласился и с готовностью потопал за переодетым рыцарем в ближайший трактир.



Там, в укромной комнате они еще долго спорили о цене, пока наконец смутная догадка не посетила торговца. Возможно, это пиво прояснило его голову. По голосу и повадкам мало-помалу стал он узнавать Эппеляйна и ужас пронзил всё его существо. Элиас бросился к выходу, однако дверь оказалась заперта, и не успел он оглянуться, как рыцарь уже держал его за шкирку. А там уж повылезали из укромных уголков и эппеляйновы слуги, сунули пленнику в рот кляп, связали и вытащили из трактира через окно. За окном торговца подхватили сильные руки и закинули в фургон для перевозки скота.

Когда Элиас немного пришел в себя, то понял к своему удивлению, что он в фургоне не один. Толстая свинья лениво потягивалась рядом с ним, похрюкивала и благоухала отнюдь не лавандой.



Долгие часы тащилась повозка по ухабистым дорогам. Свинье, кажется, путешествие было по вкусу, а вот пленник очумел от тряски, на нем не было живого места, и кабы не был рот его накрепко заткнут, наверняка вопил бы он от боли что есть мочи. Наступила ночь. Звезды светили через решетку. Но повозка не останавливалась, а человек на козлах не спешил. Потом наступило утро, а странная поездка всё не кончалась. Элиас скулил и хныкал, но никто проявлял к нему сострадания. Но вот взошло солнце, повозка остановилась и сильные руки вытащили наружу сперва конеторговца, а после свинью. Первый был так измучен, что не мог даже дергаться. Разбойники привязали его прочными веревками на спину к свинье, потом взяли каждый по крепкой хворостине и давай нахлестывать хавронью. Свинья завизжала и, спасаясь от боли, бросилась бежать прямо... через Нюрнбергские городские ворота, которые стражники только что отворили. Словно обезумев, носилась она по городским улицам и переулкам и остановилась отдышаться только у самой ратуши. Тут выскочили дюжие кнехты из сторожевой будки и отвязали полуживого седока со свиной спины...



Вот так Эппеляйн вернул нюрнбергцам их предателя. Чтобы эти толстосумы видели, кем он считает и их самих, и всех их подсадных уток.

Пожар!
Жена Эппеляйна внезапно умерла. Теперь остался он один со своими детьми. И хоть был он суров, груб и насмешлив, но всё же был безутешен от потери любимой. Чтоб хоть немного развеяться, отправился он вместе с детьми к своему племяннику Вольфу фон Вурмштайн во Франконскую Швейцарию. Но стОило только Эппеляйну выехать из своего замка Драмаус, как тут же явились нюрнбергцы и подожгли тамошние ворота и домА. Камня на камне не оставили они от замка. Всё разрушили и сравняли с землей.



Когда рыцарь услышал дурную весть, стремглав поскакал он к Нюрнбергу и перекинул горящий факел через городскую стену. Факел, как говорит сказание, упал прямиком на крышу дома, что стоял на сенном рынке. Крыша тотчас же ярко запылала, пламя перекинулось на соседние постройки и сожгло 460 домов и хижин.

Так страшно отомстил Эппеляйн Нюрнбергу.

Постбауэр
Нюрнбергцы аж зеленели от злости, стоило им только подумать о том, какие обиды приходилось терпеть им от своего злейшего врага Гайлингена. Потому они то и дело посылали отряды ланскнехтов по его следу. Но рыцарю-разбойнику всякий раз удавалось уходить из западни, пока злая судьба не подстерегла его у деревни Постбауэр, что в Верхнем Пфальце.

В тот раз Эппеляйн в сопровождении своих сообщников - верного Якла, двух кузенов Бернхаймернов и других стреляных воробьев - заехал в деревенский трактир, чтоб найти отдохновения за пивом и игрой в кости.



Стоял холодный осенний день, в камине трещал огонь и разбойники уютно устроились в теплом трактире. И только Эпп всё оглядывался по сторонам, встряхивая кожаный стаканчик. Вдруг посреди игры он замер, швырнул кости на стол и бросился к окну. Протерев запотевшее стекло, он к своему ужасу увидал за забором пики и штандарты нюрнбергских ландскнехтов. Двор был окружен! И ворота загораживала стояла длинная вереница фургонов.



Эппеляйн бросился вон из горницы, раскидывая попадающиеся по дороге стулья. Выбежал на двор, взлетел на своего жеребца и пришпорил его так, что конь взвился на дыбы и рванулся вперед. Через восемь фургонов перелетел рыцарский конь в могучем прыжке, но на девятом упал на землю, зацепившись ногой за рогожу. Упал и сломал ногу. Застонал, заплакал, как человек. И вот уже подбегают к Эппу ландскнехты, чтоб связать его. Однако рыцарю хватило времени на то, чтобы выхватить меч из ножен и избавить своего коня от мучений.

А потом Эппеляйн спокойно дал себя связать. Его конь, его верный спутник, его единственный друг ушел на смерть раньше него. Нужна ли ему теперь жизнь?

Суд на рыцарем-разбойником и его сообщниками был скор и суров. В этот раз не дали ему никакого последнего желания. На следующий же день и его, и Якла и двух кузенов Бернхаймернов колесовали. Остальные сообщники были повешены.

В качестве некоторого утешения могу сказать, что прожил Эппеляйн по тем временам довольно долгую жизнь: шестьдесят с небольшим лет. А уж яркую какую...

Привидение Драмайзеля
Весть о том, что Эппеляйн, ведомый рукою палача, отправился по темному пути в мир иной, быстро разлетелась по городам и весям. И до Драмайзеля рано или поздно дошла эта новость. А там же еще стоял замок Гайлингенов, пусть разрушенный, но в его руинах можно было найти один или другой камень, годный на постройку крестьянского дома. Так подумал один ловкий мужичок из тех мест. Мол, эти квадры там без дела валяются, а у меня бы в дело пошли. И нанял он каменщиков, чтобы сложили ему из этих камней дом. Однако всё, что мастера строили за день, находили они на следующий день странно или смешно переменившимся. Квадратные окна делались вдруг круглыми, а дверной проем оказывался где-то под потолком. Вот точно же: вчера эта стена была сложена ровнехонько, а сегодня уж раскорячилась вкривь и вкось, а то и вовсе грозится рухнуть.



А еще по ночам что-то шумело и бушевало в недостроенном доме. Доносились пяные крики, похабные песни гремели в тишине, словно бы Эпп со своими товарищами пировал и творил непотребства. Потому решил мужичок, скрепя сердце, стройку прекратить. И скоро остатки замка рыцаря-разбойника развалились уже окончательно. Один только замковый ров и остался. Его еще и сегодня можно кое-где различить. Но святочными ночами слышат крестьяне Драмайзеля, как Эпп ругается и бушует. И они пугают своих непослушных детей, говоря: "Слышите? - Дикий рыцарь идет!" И боязливые не могут понять, то ли это дух рыцаря-разбойника, то ли просто ветер завывает в щелях и трясет ставни.


Продолжение следует

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

monisto: (Default)
monisto

April 2017

S M T W T F S
      1
23 4 56 7 8
9 1011 12 13 1415
16 17 18 19202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 12:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios